Игра по аниме 07-Ghost

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Игра по аниме 07-Ghost » Новый форум » Фанфики по 07-ghost


Фанфики по 07-ghost

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

...Они нашли эту гостиницу, спустившись в город. Она была спрятана в глубине ленточных лабиринтов улиц, изрядно обшарпанная, скрипящая - но тем меньше шансов, что их обнаружат. Хозяину было явно наплевать, кто его постояльцы, пока они платили деньги.
По дороге не было сказано больше ни слова. Тейто и Фрау старались даже не встречаться глазами лишний раз. Капелла недоумённо поглядывал на них, но благоразумно молчал. Не настолько он и мал, - подумал тогда Тейто - жизнь раба кого угодно заставит повзрослеть раньше времени. И от жалости к себе и Капелле ему становилось ещё тоскливее...
...Дом скрипел, тяжело вздыхал, словно живой - и эти звуки раздражали Тейто. Капелла, спавший с ним, доверчиво прижимался к его плечу, изредка сонно вздыхая, будто даже во сне ему было отчего-то горько. Тейто осторожно коснулся его щеки - такая тёплая и нежная кожа.
«...Я ведь говорил тебе? Я призрак...»
Голос Фрау эхом  отдавался в голове Тейто, мешая заснуть.  Слишком много нового. Слишком горько от новых знаний. Осторожно, чтобы не разбудить спящего ребёнка, Тейто выбрался из постели. Фрау спал на соседней кровати - раскинувшись, свесив одну руку на пол и смешно посапывая.
Было ли страшно Фрау?
Боялся ли Фрау того, что Тейто узнает его историю?
«...я призрак...»
Но ведь он был человеком!
Тейто желал и отчаянно боялся узнать ответы на свои вопросы. Он сполз на пол рядом с кроватью Фрау и прислонился к ней спиной.
Такая холодная кожа и одинокая тишина там, где должно стучать сердце. Тейто коснулся ладонью своей груди - тёплая...Такая тёплая кожа. Интересно, Фрау...страшно? Он попытался представить, что его сердце не бьётся - и не смог. Это так естественно - ощущать его тяжёлые размеренные удары.
Боялся ли Фрау?..
Внезапно поверх его руки, всё ещё прижатой к груди, легла прохладная ладонь.
-И что ты тут делаешь, Тейто? - тихий шёпот возле уха. А голос совсем не сонный, будто и не спал...
Тейто медленно повернул голову - и встретился с серьёзным взглядом Фрау. Приподнявшись на локте и чуть свесившись с кровати, епископ сейчас был так близко, что Тейто чувствовал лёгкое дыхание на своём лице. Тёплое... Горло почему-то сдавило.
Медленно вывернувшись из-под почти обнимающей его руки, Тейто встал.
-Можно? - шёпотом спросил  он, скосив глаза на кровать Фрау. Тот удивлённо вскинул брови, но, ничего не сказав, подвинулся к стене. Тейто забрался под тонкое одеяло. Для них двоих кровать явно было узковата, поэтому Тейто придвинулся как можно ближе к Фрау и настороженно замер. Ему на талию легла рука епископа, осторожно поддерживая и не давая упасть. Его дыхание легко шевелило волосы на затылке Тейто - но он по-прежнему молчал, стараясь дышать как можно тише и незаметнее. И Тейто решился. Прижимаясь ещё ближе, вынуждая епископа напряжённо застыть, он выдохнул ему в шею:
-Я не смогу всегда быть рядом, но... я хочу согреть тебя, Фрау.
Рука на его талии замерла. Тейто ждал, затаив дыхание. Боялся ли Фрау? Чем он жил и как умер? Кем является сейчас? Для него в данный момент важным было лишь то, что рука Фрау, касающаяся его кожи, становилась теплее.
И тут Фрау засмеялся - тихо и почти облегчённо.
-Ты просто чёртов мальчишка - не тебе заботиться о старших, - он хмыкнул. - Но спасибо.  А теперь - спи.
И Тейто закрыл глаза. Потому что голос Фрау, звучащий над самым ухом, был такой... тёплый.

0

2

Говорят, что перед смертью вся жизнь промелькнет перед глазами, но всё, что я могу видеть это Ты.
Я люблю тебя, Тейто.
Люблю так давно, что самому делается страшно. С первого раза нашей встречи. С первого взгляда на тебя. Твоё лицо ничего не выражало, когда эти жалкие мальчишки дразнили тебя, как будто всё происходящее вовсе тебя не касалось, но заглянув тебе в глаза, я понял – это всего лишь маска, защищавщая тебя от остальных.
Ты и сам наверно не осознавал на сколько твои глаза выражали твои чувства, но я видел и от этого мне становилось больно. За тебя.
Не могу передать своего счастья в тот день, когда мы впервые познакомились. Я так долго ждал этого момента и искренне боялся, что ты отвергнешь меня. Мои страхи оправдались наполовину. Ты пытался прогнать меня, но не прилогал к этому больших усилий. Ведь каждому человеку нужен кто-то, кто бы любил его, хоть и бессловно. И я любил. Душой и сердцем.
Сначала любил, как лучшего друга.
Ты всегда был молчалив и никогда не высказывал своих чувств, но мне было достаточно просто находиться рядом. Молча сидеть на крыше и смотреть на небо. Одно твое присутствие согревало мою душу. Мы были так близко, но мне начало казаться, что между нами пропасть. Вскоре я понял, что это было за чувство.
Я влюбился в тебя.
Любовь, которой больше не мог назвать любовью друга.
Я любил тебя каждой клеткой своего тела.
И каждый раз, глядя на тебя, я разрывался на части, боясь, что настанет день, когда я не смогу защитить тебя...я боялся потерять тебя. Это было бы хуже смерти. Никогда бы не простил себя за это...и тебя тоже.
Я всегда старался быть рядом.
Каждую секунду.
Ты – частичка меня. Самая большая. И если тебя нет рядом, нет мне покоя.
Ты – мой воздух. Я дышал тобой...
Прости меня. Я предал нашу дружбу. Предал в тот момент, когда полюбил тебя, как своего. Полюбил слишком сильно. Это плохо? Но по другому я не умею. Я – однолюб.
Знаешь, мне всегда нравились твои глаза. Они были твоей душой. Источником твоих эмоций. В них можно было многое прочесть и слова были ненужны.
Помню, я часто говорил тебе, что люблю.
Верил ли ты мне?
Думаю да, ведь ты отвечал мне тем же, хоть и без слов.
Но любовь наша всё же была разной.
Поначалу мне было больно. Больно потому, что не мог признаться в своих настоящих чувствах потому, что боялся, что ты не ответишь мне взаимностью, а это убило бы меня. И я предпочел остаться в неизвестности. Я – трус, прости меня, любимый.
Я никого и никогда так не любил.
Ты был моей первой любовью.
И последней.
До конца.
До последнего вздоха.
Я сделал тебе больно, когда умер. Прости, но я не мог иначе.
Я не достоин твоей дружбы.
Прошу, не печалься, Тейто...только не из-за меня.
Я был рад умереть...для тебя.
...но даже после смерти, я всё равно ищу встречи с тобой...
Я – эгоистичен.
Я вернусь к тебе, Тейто.
Жди меня...
Жди

0

3

Автор: witless
Бета: Не имеется…
Фэндом: 07 ghost
Название: Порхая в темноте
Рейтинг: R *вроде бы*
Жанр: Angst, Romance
Пейринг: Кастор/Лабрадор, Аянами/Лабрадор...ну, разве что еще намеки на фоне затерялись)
Disclamer: Персонажи не мои
Правила размещения: запрещено
Заметка от автора: Приношу свои извинения тем, кто сочтет время, ушедшее на прочтение - потраченным зря. А так же не несу ответственность за логичное развитие сюжета… Тяжеловато писать по онгоингу)
Предупреждение: ООС наверное, ну и яой.
- Кто счастливее – бабочка, вечно ищущая цветок,
или цветок, который вечно ждет бабочку?
- Цветок.… Потому что он не забывает
о пролетевшем счастье.

«Я уничтожу тебя, проклятый епископ… Раздавлю за все, что ты сделал».
Растаявший в промозглом сером ливне несколько дней назад, крик повторился снова. На этот раз, в тесной подвальной тюрьме военного штаба Империи.
Розоволосый мальчик довольно усмехался, разглядывая посиневшую от удара правую часть лица юноши, связанные руки, на одной из которых темнел наручник, больше похожий на браслет. Белая одежда была измазана и помята. Но несмотря ни на что, с губ не пропадала мягкая, грустная улыбка.
- Куроюри, больше твоя помощь не нужна, - проговорил Аянами.
- Позвольте мне убить его! Позвольте пытать!! – мальчишка с диким восторгом сверлил горящими глазами лицо Лабрадора, словно прикидывая, как бы «получше» изуродовать его правильные черты.
- Помолчи, Куроюри, - раздался в ответ ледяной голос. – Этим пленником я займусь лично.
- Отомстите за Харусе, Аянами-сама, – обратился к нему паренек, и опять перевел испепеляющий взгляд на Лабрадора. - Ненавижу!! Во всем виноват ты, ублюдок!! – словно собачонка, вот-вот готовая сорваться с цепи, Куроюри хриплым голосом в исступлении кричал на стоящего в метре от него ненавистного врага. – Если бы не твои жалкие цветы, Харусе сейчас бы не…
Треск пощечины. Ошеломленный, мальчик покачнулся, прижав ладонь к пылающей щеке. Аянами бросил на него презрительный взгляд и поправил перчатку.
- Я приказал молчать. Можешь идти.
Розовые глаза наполнились слезами, брови дрогнули.
- Да, Аянами-сама, - едва слышно промолвил Куроюри, на этот раз беспрекословно выполняя приказ.

- И зачем ты прибыл?
- Ая-тан, вас собираются убить.
- Покушение? Интересно. И кто же?
- А вот об этом у меня нет информации.
Глаза за черными очками смеются.
- И ты говоришь, что прибыл по важному делу?
- Ая-тан. Шифровка с приказанием убить вас была почти уничтожена… Я чудом спас ее из огня.
Рука протягивает тонкую обгорелую бумагу. Пристальный взгляд светловолосого мужчины. Подчиненный тихо проговаривает:
- Думаю, к нам проник кто-то из Церкви. Если бы можно было допросить кого-то из Обители… А лучше бы епископа…
- Весь Военный Совет ополчится, если узнает, что мы провоцируем Церковь.
- Главное сейчас – ваша жизнь. А если убийца – один из Духов… Противник может быть слишком силен, чтоб его недооценивать.
Бледные губы растягиваются в ухмылке:
- Предоставь это дело Куроюри… После пребывания среди святейших отцов, он знает, как и кого похищать. Пусть обратит свою ненависть в дело.
- Я доложу ему, Ая-тан.
Как только в камере никого не осталось, Аянами с полуулыбкой спросил:
- Ты знаешь, зачем тебя сюда привели?
Лабрадор вздохнул.
- Наемного убийцу послала Церковь?
- Впервые слышу. Твои источники не могут вычислить среди новобранцев подозрительную личность?
- Как и ваша Святая Община, - съязвил Аянами. – Не слишком ли долго вы видели в Куроюри и Харусе всего лишь послушников?
- Чего ты хочешь?.. – почти неслышно спросил юноша.
- Пророчества.
- Жаль, но ты мой враг.
- Глупец. Неужели ты действительно хочешь пыток? – Аянами вплотную приблизился к нему. – Подумать только, какая сила духа в такой неженке.
- Ты всегда ненавидел меня? – спокойно спросил Лабрадор.
- Может быть. Зато ты до сих пор меня любишь… Братец.
Лабрадор вздрогнул. Губы мужчины растянулись в улыбке:
- Как давно к тебе так не обращались… Как бы ты не пытался забыть, но мы все же связаны родством.
Аянами подался вперед. Прижимая к себе безвольного юношу, он опустился на пол.
- Какая ирония… Ко мне ты единственному относишься не как к брату, - усмехнувшись, Аянами провел языком по нежной шее Лабрадора, оставляя влажную дорожку. Тот не издал ни звука. Словно прекрасная кукла, он молча лежал в объятиях хозяина, бесстрастно глядя в пустоту.
- Я добьюсь пророчества. Ты должен будешь мне ответить, братец…
Молчание в ответ. Равнодушное, безучастное молчание.
В глазах Аянами мелькнула ярость. Только на мгновение. И снова холодный, пугающий своей невозмутимой властностью тон:
- Я могу сделать с тобой все, что захочу.
- Мне страшно. Но разве это что-то меняет? – тихо проговорил Лабрадор.
Легкий укус за мочку уха. Горячий влажный шепот:
- Ненавижу тебя за то, что никогда никого так не хотел… Я заставлю тебя стонать о пощаде, дорогой брат.
Рука Аянами опустилась на живот юноши и стала медленно скользить ниже. Лабрадор судорожно заглотнул воздух.
- Даже если ты сделаешь это, я ничего не скажу, - прошептал он, изгибаясь дугой от прикосновений Аянами. Тот вцепился в его волосы и с силой притянул его лицо к своему:
- Теперь… это неважно…
Тяжело дыша, Аянами перевернул узника на живот и взгромоздился сверху.
…Больше не было сказано ни слова.
Военный был безжалостен. Наслаждаясь дрожью жертвы, ее узким, жарким телом, он только удовлетворенно усмехался, заставляя стонать юношу все громче и громче.
Больно… Очень больно… Просто невыносимо…
- Чудесный цветок лишится лепестков… - сквозь зубы процедил Аянами.

- Папа, я буду военным, – неокрепший детский голосок звучит странно уверенно и осмысленно.
Разочарованный вздох.
- Лабрадор, ты ведь любишь нашу семью и заботишься о ее чести? – мужчина сажает мальчика на колени.
- Конечно, папа! Я вас всех очень люблю!
Детские руки тянутся к шее отца, чтоб обнять.
- Какой у вас милый сынишка, - улыбается высокий старик в богато расшитом мундире.
- Строптивый только… И с таким характером еще хочет быть священником, - чуть виновато смеется стоящая рядом молодая женщина. Старик ласково взъерошивает волосы ребенка на голове:
– Если любишь родителей, ты должен дать военную присягу и служить в армии королевства или стать хорошим политиком и…
- Но я не хочу деток убивать как животных или всех обманывать! – широко раскрыв проницательные глаза, восклицает мальчик.
- Лабрадор!! Как тебе не стыдно! – вскрикивает мать, бросая испуганный взгляд на гостя. Кашлянув, тот несколько ошеломленно произносит:
- Смышлен не по годам. Так-то вы его воспитываете…
- Ну что вы, это он просто шутит, - раздается приятный, но бесчувственный голос. Бледный молодой человек с полуулыбкой на тонких губах подходит к собравшимся.
- Это старший, - улыбается мать, с нежным обожанием глядя на него. «Наша гордость» - одобряющим кивком головы как бы говорит отец…
- У вас чудесные сыновья, - заключает военный, откланиваясь.
И родители рассыпаются в благодарностях.
- Братик… Почему взрослые не любят слышать правду?
Золотисто-зеленая лужайка сияет в лучах палящего солнца. Рядом бурлит небольшая речка, посверкивая и рассеивая легкую прохладу. Младший из братьев блаженно улыбается, раскинувшись на траве под сенью развесистых деревьев. Старший с непроницаемым выражением лица стоит, опираясь спиной о ствол дуба.
- Просто любая правда – это всегда чья-то ложь, - отвечает он после недолгого молчания.
- Получается, в этом мире лгут все? – задумчиво спрашивает мальчик, любуясь белыми и золотистыми бутонами роз, растущих чуть вдалеке.
- Получается, что правды и лжи не существует, - сухо произносит юноша.
- Я не хочу жить там, где нет истины…
- У тебя есть своя правда. Ты должен быть счастлив. Многие так и не могут ее обрести.
- Но это ведь обман самого себя…
- Это лучше, чем существовать с чужими заблуждениями.
Паренек тяжело вздыхает. Неожиданно на его губах расцветает улыбка:
- Главное, чтоб была вера в правду, а не она сама. Братик… Не уходи пожалуйста. Я сейчас вернусь.
Спустя минуту младший возвращается, держа что-то за спиной.
- Что у тебя? – с усталым вздохом говорит старший, переводя циничный взгляд на радостное лицо ребенка. Тот протягивает на ладонях аккуратно сплетенный венок из малиновых цветов, в середине которого затаились три бабочки.
- Как ты удержал их в руках?
- Они остались с запахом лепестков.
Неожиданно две из них взлетают вверх, игриво прочерчивая тонкими крыльями неуловимый путь в воздухе. Юноша усмехается, отворачиваясь:
- Их манит уже новый аромат… Насытившись, они опять его покинут, увлекшись свежей иллюзией.
- Но одна все-таки осталась с цветком и делает его счастливым, - тихо произносит мальчик, чуть грустно улыбнувшись.
- Думаешь, она разглядела его красоту? – холодная усмешка фиолетовых глаз. Грустная улыбка сиреневых.
- Нет... Она улетит, как и другие. Но счастье цветка продлиться чуть дольше.
Младший вдруг хватает брата за руку и наклоняет к себе. Венок оказывается на светлых волосах молодого человека. На его белой, как снег, щеке запечатлевается нежный поцелуй мальчика. И в сердце льются печальной песней несколько строк…
…Я буду впитывать в себя
Твои слова, как аромат.
Лететь на взгляд манящих глаз,
В их цвета погружаясь ад

0

4

Автор: witless
Бета: Не имеется…
Фэндом: 07 ghost
Название: Порхая в темноте
Рейтинг: R *вроде бы*
Жанр: Angst, Romance
Пейринг: Кастор/Лабрадор, Аянами/Лабрадор...ну, разве что еще намеки на фоне затерялись)
Disclamer: Персонажи не мои
Правила размещения: запрещено
Заметка от автора: Приношу свои извинения тем, кто сочтет время, ушедшее на прочтение - потраченным зря. А так же не несу ответственность за логичное развитие сюжета… Тяжеловато писать по онгоингу)
Предупреждение: ООС наверное, ну и яой.
Часть 2
Кастор пытался, как мог, сдерживать нахлынувшие эмоции. Какие детали он упустил? Как он мог дать военным похитить Лабрадора? И почему Лабрадор позволил похитить себя? Ведь не осталось даже каких-либо следов сражения. Значит, его вынудили? Что тогда заставило сдаться?
- …В любом случае, нужно скорее спасать его из плена, - донесся до священника голос Фрау.
Синеглазый блондин докуривал сигарету, опираясь на подоконник. Нервно затянувшись в последний раз, он с шумом выдохнул в раскрытое окно – грязноватый дым расплылся в вечерних сумерках.
- Как ты себе это представляешь? – проговорил Кастор, по привычке говоря размеренно и четко, хотя сердце внутри задыхалось в бешеном ритме.
- Пойти и разобраться с этими подонками как следует! Если они только тронут его…
- Мы не можем объявлять им войну. Что, если они будут использовать его, как заложника?
Охлаждая Зехеля, Кастор пытался отрезвить самого себя. Как можно спокойнее, хладнокровнее обдумать ситуацию. Просчитать мелочи. Выработать план действий.
- Нельзя дать им время на обдумывание! - Фрау устремил уверенный значительный взгляд на молодого человека. – Нужно отвлечь и выиграть хоть несколько минут. Никто не должен знать. У нас есть час.
Священники переглянулись и оба решительно кивнули. Каждый понял, что нужно делать. Теперь они снова вдвоем, как когда-то. Снова должны преодолеть препятствие на тернистом пути.
Только теперь права на ошибку уже не было…
Старший опустился на колени перед кроватью брата, не отпуская его руки. Призрачный свет луны серебром разливался по комнате, играя со скользящими от окна тенями.
- Однажды мы станем врагами. Когда это произойдет, ты захочешь…
- Не надо говорить, братик… – детская ладошка коснулась полураскрытых губ юноши. – Я не хочу верить, что все предопределено.
Ядовитая ухмылка:
- А если тебе придется опасаться меня? Если я буду пытаться тебя убить?
Мальчик грустно улыбнулся, откидываясь на подушку. Задумчивый взгляд устремился в пустоту… Куда он смотрел… В будущее? Что он видел? Чего ждал?
- Ты как бабочка, улетишь прочь, - спокойно проговорил младший, сжимая руку брата. – Я буду тебя ждать… Всегда, что бы не случилось. Вечно.
По нежной щеке ребенка скатилась прозрачная слезинка, сверкнувшая в лунном свете. Старший снисходительно усмехнулся, закрыв глаза. Через мгновение он прошептал, скрывая дрожь в голосе:
- Я позову тебя, и тогда…Тогда вернись ко мне. Навсегда.
- Я дождусь, братик, - ласковый шепот на теплых губах. – Обязательно дождусь…

«Хорошо хоть туман скрывает нас в какой-то степени» - подумал Кастор, предельно осторожно проникая в военную крепость через старые заброшенные ворота. Охрана без чувств лежала возле них, полузадушенная невидимыми нитями.
Черный бархат ночи рука об руку с беспроглядным туманом, стелившимся в человеческий рост над землей, укрывал молодых людей, рискнувших явиться прямо в логово врага. Просчитав, где приблизительно находятся подвалы с узниками, они надеялись добраться и до Лабрадора. Глупо, отчаянно, спонтанно… Ждать не приходилось.
- Крадемся здесь, как воры… - недовольно проворчал Фрау, подтягивая живот, чтоб протесниться между прутьями решетки.
- Можешь заорать во всеуслышание, что Церковь навещает военных на ночь глядя... Тебя спасать никто не будет, - скептически прокомментировал Кастор.
Сделав несколько шагов вдоль высокой крепкой стены, он неожиданно остановился:
- Должно быть, здесь.
Пока Зехель создавал поглощающий звук щит, Фест обозначил цель на земле:
- Удачи, Кастор.
- Прикрой меня здесь.
Иерогливы сверкнули в воздухе – гулкий взрыв разорвал асфальт, открывая глазам глубокий, казалось, нескончаемый проход во тьму. Кастор без промедлений нырнул в него. Через несколько метров – желанная цель. Главное двигаться как можно быстрее.
И вот, наконец-то, затхлый воздух сменяется прохладным. «Он рядом» - подумал молодой человек, прислушиваясь к звукам, доносящимся из конца прохода… Голос Аянами. Необычайно сладкий. Затянувшееся молчание. Неожиданно глухой звук от удара. Еще один. Слабый стон. В бессильной злобе Кастор до боли стиснул зубы. «Еще немного, Лабрадор… Как только он уйдет».
Едва после затихших шагов наступила тишина, Кастор бросился из укрытия в камеру. Тонкая нить блеснула в тени – и стража с хриплым сопением упала задушенной.
…Обнаженный, весь в ссадинах и кровоподтеках, он сжался на земле. Заметив чье-то присутствие, осторожно поднял взгляд. Мягкая улыбка чуть тронула бледные губы. Опираясь на дрожащие руки, он попытался встать… Кастор подбежал вовремя, – словно подрезанный цветок, юноша, ослабев, упал на его руки. От мысли, что Аянами делал с этим хрупким, нежным телом, в крови закипала бешеная ярость. Потерять благоразумие, обнаружить себя, броситься прямиком к этому грязному, жестокому зверю и отомстить за самое дорогое, что есть в жизни…
Сиреневые глаза посмотрели так ласково и пронзительно грустно, что все кровавые мысли исчезли, оставив лишь одно желание в сердце – защитить. Одной рукой поддерживая измученного Лабрадора, другой накинул на него свой плащ.
- Все из-за этой штуки? – коротко спросил Фест, бросая взгляд на железо, обвившееся вокруг запястья юноши. Тот чуть кивнул:
- Вроде ошейника у Тейто… Только я не могу пользоваться силой вообще…
- Нужно спешить. Разберемся с этим в монастыре.
Не выпуская свое сокровище из заботливых объятий, Кастор аккуратно поднялся с земли. «Потерпи…Скоро вернемся». Лабрадор снова тихо кивнул.
…Оставленная в качестве узника марионетка должна была помочь выиграть время. Пока Аянами ничего не узнал.

- Ая-тан, вы ведь тоже заметили движение в подвалах.
Глаза за очками по-прежнему смеялись, испепеляя человека, к которому обращался вопрос. Ответ прозвучал с холодной размеренностью:
- Если даже это так, ты не получишь информации больше, чем должен.
- Не прикажете выслать вниз подкрепление? – тонкая бровь насмешливо приподнялась. – Или даже погоню, пока не поздно?
- Ты слишком далеко заходишь. Я бы отдал приказ, будь он нужен. А пока…
Бледные губы растянулись в улыбке:
- Мы будем просто ждать.
- Да, Ая-тан.
«Предлог покушения на меня – всего лишь задумка для прикрытия братской связи.
Ты дождался. Но не смог бы остаться со мной. А потому… Можешь бежать, братец».

- …Почему ты пошел с ними?
Он молчал. Кастор непонимающе смотрел в непроницаемое лицо юноши, пытаясь найти в нем хоть какой-то ответ.
«Я обещал ему…Они сказали, что он ждет» - как бы извиняясь, подумал Проф, так и не произнося вслух ни слова.
Умчавшись как можно быстрее от владений военных, епископы поспешили попасть в монастырь через подземный ход – не хотелось, чтобы ученики, которые пусть и должны были спать ночью, заметили отлучавшихся святых отцов, да еще и в грязном потрепанном виде.
Погони не было. Сложилось впечатление, что их даже не почувствовали. Напрашивалась странная догадка – Аянами просто позволил им уйти нетронутыми. И снова назревают вопросы, на которые не суждено найти ответы.
Наручник был снят без особых усилий. Мощный ограничитель, сдерживающий огромную силу Профа на территории темных сил, в обители света сразу прекратил свое действие. Другое дело, ошейник Тейто – он оставлял владельцу лазейки, через которые можно было силой управлять, а, значит, ограничитель Тейто был куда слабее браслета Лабрадора.
…Начинался рассвет. Пелена тумана, окутывавшая прекрасный сад, постепенно таяла в розовато-серых лучах восходящего солнца.
- Уже утро, - тихо заметил Лабрадор, оглядываясь на светлеющее небо, сплошь покрытое кучевыми облаками. Приблизившись к юноше вплотную, Кастор осторожно взял его за руку:
- Если не хочешь – не говори. Значит, были на то причины.
Сиреневые глаза радостно блеснули, улыбка благодарности озарила красивое лицо.
Кастор готов был не слышать оправданий и даже не требовал доверия – одного мгновения, согретого теплом взгляда Лабрадора было достаточно, чтобы сердце со счастливым вздохом спокойно отбивало ритм в груди, позабыв обо всем насущном.
Фрау с умилением разглядывал пару, нежно обнявшуюся у окна. Неожиданно он напоролся на предельно красноречивые глаза Кастора, бурящие его из-под очков. Встрепенувшись с невинным видом, Зехель поспешил удалиться, пробормотав:
- Пойду-ка покурю.
Уже в дверях он расслышал сладкий звук поцелуя и шелест скользящей в руках одежды.
«Ты подумай, и мне ни слова благодарности…» - устало подумал блондин, пожимая плечами.
Едва он сделал шаг в сторону коридора, его окружили откуда-то взявшиеся дети.
- Вы ведь уезжали? Только…
- С епископом Лабрадором все в порядке??
- Он был болен?! Вас видели, можно…
- Мы только проведаем его!..
Едва Фрау успел что-то сообразить, толпа взволнованных учеников бросилась к комнате Профа.
- Стояяяяяять!!! – прогремел мужской голос, поглотивший общий гам.
В воздухе повисла мертвая тишина. Чья-то рука застыла в сантиметре от дверной ручки. Оцепенев, каждый из молодых священников чуть испуганно покосился на обладателя баритона. Тот, в свою очередь, облегченно вздохнул.
- Даже епископ Лабрадор может разозлиться, если оторвать его от очень важного дела… - значительно проговорил Зехель.
- Почему он был в ссадинах и ушибах? – вдруг спросил Тейто, пробираясь сквозь ряды сверстников к Фрау.
Блондин озадаченно взглянул в огромные изумрудные глаза, настойчиво требующие ответа. «Так вот, значит, кто умудрился-таки за нами проследить…». Все взгляды устремились на священника. Зехель почесал за ухом, неестественно улыбнувшись:
- Пфф… Упал. Да, упал с крыши. Скользкое нынче время …
По пыльному воздуху комнаты медленно распространялся аромат тучного, дождливого неба, пронзаемого золотом солнечных лучей.
Он стоял у распахнутого окна, вдыхая этот далекий, незнакомый солоноватый запах, расстегнув верхние пуговицы удушливого ворота. Набирал в легкие до краев этот сочный воздух, вспоминая пьянящий аромат летних цветов. Его аромат.
Неожиданно на руку, положенную на раму, садится ярко-малиновая бабочка. Будто совсем не боится… Складывает воедино пестрые крылья, обличая их темную тыльную сторону.
Одним смертельным движением ладонь накрывает тельце насекомого.
Что-то дрогнуло в бесстрастных фиолетовых глазах…
Пальцы ослабевают, раздвигаясь в стороны. Вздрогнув остатками обломанных крыльев, с громким хлопаньем бабочка отрывается от руки и летит прочь.
Обжигающая влага скапливается у ресниц.
«Ты все еще не понял, Лабрадор? Все это время…бабочкой был ты».

" - Кто счастливее - бабочка, ищущая цветок, или цветок, который вечно ждет бабочку? - Бабочка... Потому что
она умеет забывать".

0

5

Автор: Ria Stranger
Название: без названия
Бета: отсутствует
Жанр: вероятно агнст, хотя...
Персонажи: Тейто, Микаге, Фрау
Рейтинг: G
От автора: есть две песни (Кипелова "Потерянный рай" и "Я здесь"), которые натолкнули меня на подобную идею. Но то, что получилось, как всегда, не совсем соответствует задуманному. Я буду очень рада услышать конструктивную критику.
Это было неизбежно с самого начала. Он вновь потерялся.
Тейто в очередной раз оглянулся и лишь смиренно вздохнул, готовый признать сегодня абсолютную победу злого рока над своей судьбой. Адресовав пару проклятий неугомонному священнику-извращенцу, не найдя абсолютно никаких различий между сторонами одного из переулков, Тейто повернул назад.
Шум толпы повторно оглушил его. На рыночной площади, что он покинул несколько минут назад, ничего не изменилось. Безразличные к друг другу люди составляли единую массу, что кричала, смеялась, ругалась, не переставая двигаться, дышать. Над ней лишь иногда раздавались весёлые выкрики зазывал из торговых лотков, коими без просвета была забита огромная площадь в несколько рядов. Поразмыслив немного, Тейто повернул в сторону парка, туда, где перед невысокой сценой столпились зрители какого-то спектакля разыгранного путешествующей труппой актёров. Тейто не знал, там ли находится бар, о котором от Фрау он получил лишь самое смутное описание. Похабное название он и не пытался запомнить и сейчас очень горько об этом сожалел. Но, даже если так, провести время в ожидании того, что Фрау сам его найдёт, наконец услышав его неблагочестивые молитвы, Тейто предпочитал в чуть менее многолюдном месте. Но он не чувствовал раздражения или злости, за то, что потерялся в таком месте. Напротив, люди, что окружали его, наслаждающиеся своим пребыванием в этом месте, шум толпы, песни, взрывающиеся хлопушки - всё чуть-чуть напоминало Кляйну фестиваль в Церкви. Только тогда он наслаждался праздником вместе со всеми, впервые за долгое время, забыв о беспокойстве, поддавшись минутному, но такому желанному счастливому спокойствию. Сейчас же он ощущал внутри себя пустоту, что не способна быть наполненной эмоциями чужих людей. Поток тел и звуков обволакивал его, не прикасаясь ни к единому сантиметру его души. Тейто грустно усмехнулся, вглядываясь вперёд, на сцену, думая, что не может уже вести себя и думать иначе.
Он стоял чуть в стороне от всех остальных зрителей, наблюдая за игрой актёров. Это была смешная и глупая сценка, главный герой который, неуловимый и неунывающий, находчивый и непобедимый Борец за справедливость легко расправляется со своими врагами, среди которых и воры, и военные и жадные купцы и кто-то ещё. И те и другие и прочие так же наблюдали за происходящим на сцене, пренебрежительно посмеиваясь.
- Как же это глупо, - тихо проговорил Тейто.
- Молодой господин! Простите, не желаете ли купить букет! Смотрите-смотрите, цветы только сегодня собраны!
Звонкий детский голосок раздался совсем близко, вырвав Тейто из пучины его мыслей. Он рассеянно оглянулся, прежде чем увидел маленькую девочку с огромной корзиной белых и голубых цветов. Но их красоту оттеняли огромные яркие глаза, что до боли в сердце показались знакомыми ему. Светлые волосы, заплетённые в две толстых косички, огромные банты, платье с передником. Девочка смотрела на него с интересом, беззастенчиво переводя взгляд с пыльных ботинок на порванный дорожный плащ. Тейто же смутился. Рассеянное выражение лица от этого лишь только приобрело новые краски. Тейто поспешил улыбнуться.
- Не-ет, спасибо.
Но девушка никуда не ушла. Правда о своей цели - продать цветы - она так же забыла.
- Вы путешествуете?.. - спросила девочка. - Молодой господин, - добавила она.
"Да, в это трудно поверить", - подумал Тейто, представляя, как он выглядит со стороны.
- Да, - ответил Кляйн. - Я иду к Краю Света.
Девочка опустила голову и быстро-быстро зашептала. Тейто лишь угадывал её слова:
- Край света... край света... Рай света? - девочка подняли ухоженное и чуть удивлённое личико, и сказала громче: - Какая странная у вас цель.
- А что с ней не так? - добродушно поинтересовался Тейто, садясь перед девочкой на корточки, так, что она стала выше его.
Девочка посмотрела на него так, как если бы он был глупым маленьким пареньком. Именно им сам Тейто себя и ощущал, но признаться в этом не мог.
- Да разве есть ли край у света? Мне брат говорил, что он бесконечен и способен обнять сердца всех-всех-всех людей! - бойко заявила она, поставив корзину на землю и разведя руками в стороны. - Вот так! Вы никак не сможете попасть на край света, если его нет.
Тейто был ошеломлён и почувствовал себя бессильным, не способным спорить с таким аргументом.
- Нет, говоря "край света" я имел в виду край земли, конец мира, - попытался объяснить он.
Девочка вдруг звонко и весело засмеялась.
- Какой же вы глупый молодой господин. Неужели вы не знаете, что у мира нет конца. Если вы решите достигнуть горизонта, в конце концов, вы просто вернётесь туда, откуда начали, - громко сказала девочка наставительным тоном. Тейто убедился в своей глупости, не зная что и возразить. Он бессильно улыбнулся.
- Просто, я не знаю, откуда всё началось, и я подумал, что если буду идти вперед, то однажды найду то место.
- Так вы потерялись! - мигом сообразила девочка. - Так давайте я вам помогу! Я всё в этом городе знаю!
- О! Я был бы премного благодарен! - Тейто и впрямь обрадовался. Тогда девочка, хитро прищурившись, улыбнулась.
- Я покажу вам дорогу, но за это вы купите у меня цветы.
- Все?! - изумился Тейто.
"Резвая девчушка".
- Ммм, - прижав указательный палец к губам, девочка задумалась, разглядывая корзину, забитую цветами. - Ладно, половину половины всей корзины.
Тейто вздохнул. Сказать, что это не самая большая цена не рискнул. Эта барышня, кажется, способна и всю корзину ему всучить.
- По рукам, так? - лучезарно улыбалась девочка.
- Согласен.
- Тогда мы сбегаем сейчас в лавку, я оставлю там цветы и предупрежу братика. Пойдёмте? - девочка подняла корзину и обернулась к Тейто: - Я могу взять вас за руку, если вы боитесь заблудиться ещё больше.
- Нет, я справлюсь.
- Тогда давайте возьмёмся за руки просто так. Вы какой-то бледный. А что у вас в сумке? Вы издалека?
Маленькая девочка продолжала задавать вопросы и сама же отвечала на них, делая различные предположения. Она выстроила целую теорию того, кем является Тейто, откуда он пришёл и зачем идёт неизвестно куда. Но Кляйн её и не слышал. Даже гомона десятков чужих голосов и звуков музыки - не было ничего вокруг, кроме маленькой влажной ладони, крепко и уверенно сжимающей руку Тейто. Он боялся упасть или заплакать, он ускорил шаг, чтобы не отстать. Прежний страх, что спал в нём до сих пор, пробудился и больно заворочался в груди, нарушая и без того бесформенный поток мыслей. Но они остановились, и девочка отпустила его руку. Ладонь Тейто дрожала, быстро остывая.
Дом или цветочная лавка - было трудно разобрать. Широкие столы с взгроможденными на них вёдрами с цветами стояли у крыльца, над которым на ветру поскрипывала вывеска: "Магазин Ло". Тейто почему-то ощутил комок в горле, который судорожно сглотнул.
- Братик! Браааа-тик!
- Что случилось, Миранда? Посетитель?
Из магазина вслед за девочкой вышел высокий худой парень. Он встряхнул головой, убирая с лица пряди светлых "пшеничных" волос. Тейто, не отрываясь, смотрел в его карие глаза, не в силах произнести ни звука.
"Не может быть..."
- Братик, этот молодой господин потерялся! Я согласилась ему помочь, если он купит цветы! - довольно затараторила девочка, тягая брата за длинный рукав рубашки.
Парень засмеялся.
- Какая же ты корыстная! - беззлобно произнёс он, ткнув пальцем в маленький лобик. - Человек попал в беду, и ты не можешь просить его платить за это.
- Ммм... - девочка надула губки. - Я пошутила.
- Простите её, неугомонную. Она останется присматривать за магазином с матерью, а я помогу вам, - обратился парень к Тейто.
- Нуу, браатик!
- Слушайся старших! Бегом в магазин!
- Бу! Тогда, вот, господин, возьмите цветок бесплатно, - девочка убежала, когда сомкнула пальцы Тейто на стебле высокого голубого цветка с пышным полураспустившимся бутоном.
- Так куда вам нужно? Я проведу. Называйте меня тогда по имени. Меня зовут Микаге...
"Нет, не может быть. Это не тот Микаге. Это просто не может быть он".
Тейто опустил взгляд. Ему трудно было сказать что-то.
- Дело в том... что, - он сделал паузу. Было трудно справиться с колотившимся сердцем. - Я здесь впервые и не знаю точно, куда мне нужно... Вот... так.
- Ммм, - промычал Микаге, совсем как его младшая сестра. Он добродушно усмехнулся. - Именно так, как и сказала Миранда - вы потерялись. Но это не страшно. В этом городе не так много мест, в которых могут остановиться такие странники как вы.
- Меня должны ждать. Но только то место... оно... - Тейто замялся уже от смущения.
- О! Я вас понял, не трудитесь объяснять. Кажется, я знаю, куда вам нужно.
Микаге оставил свой фартук на столе и подошёл ближе к Тейто. Кляйн надеялся, что его дрожь осталась незамеченной
- Пойдёмте, это не так далеко. Но в этих улицах и впрямь несложно заблудиться. Я и сам долго привыкал.
Идя рядом с Микаге, что был точной копией того Микаге, которого он знал ранее, Тейто старался не задевать его. Он боялся любого прикосновения. Ему вновь понадобилось время, чтобы твёрдо произнести в своих мыслях: "Совпадение". Он и не сразу расслышал слова, что говорил Микаге.
- ...Вы путешествуете. Наверное, вы много чего повидали и пережили. Хотя, вы ведь мой ровесник. Удивительно, как по-разному могут сложиться судьбы людей. Наверно, это и в самом деле воля бога.
- Ты... Вы верите в Него? - тихо спросил Тейто.
- Я же просил называть меня "Микаге", - усмехнулся Микаге. - Было бы неплохо, если бы и вы представились, - он забежал вперёд, чтобы заглянуть в лицо Тейто.
- Моё имя - Тейто, - попытался как можно более внятно произнести Кляйн. Он вертёл в руках цветок, не поднимая глаз, мечтая быть сметённым толпою прохожих. Но они уже повернули в безлюдный переулок.
- Ты так мило смущаешься, Тейто, - вновь звонко засмеялся Микаге. - Вы определённо мне нравитесь, молодой господин.
- Не смейся надо мной! - раздражённо проворчал Тейто.
- Да, прости. Ничего если так? Просто, мне всё ещё трудно привыкнуть ко всем этим вежливым обращениям.
- Ты недавно начал работать? Мне показалось, что это семейное дело и...
- Я и стал членом этой семьи-то недавно. Меня нашли без сознания у реки. Когда я очнулся, я не помнил ничего, кроме своего имени. Мне казалось, что кто-то звал меня им, крича и плача, - Микаге говорил спокойно, без жалости к самому себе, без злости. - Но я открыл глаза уже в доме семьи Ло. С тех пор, я "старший братик" Миранды. Такая вот история. Я абсолютный неудачник, - усмехнулся Микаге. - Жить, не зная для чего... Эй, что с тобой, Тейто?
Тейто посмотрел на Микаге, что остановился, опередив его на несколько шагов. Кляйн улыбнулся. Губы почти не дрожали.
- Должно быть это воля бога, что ты жив. Ты должен радоваться этому. То, что ты жив, приносит радость людям... твоим близким.
Микаге смотрел на него широко распахнутыми глазами. Когда Тейто замолчал и смущённо отвернулся, Микаге улыбнулся.
- Спасибо за поддержку. Я благодарен тебе за твои слова.
- Глупости, - проговорил Тейто.
- Мы уже почти пришли.
- Правда. Тогда дальше я и сам справлюсь, - быстро заговорил Тейто. - Спасибо.
- Уверен? Вниз по улице и налево.
- Хорошо. Спасибо ещё раз.
- Удачи! - крикнул вслед Тейто Микаге. – Надеюсь, ещё увидимся!
Тейто бегом бросился прочь, не оборачиваясь. Ему казалось, что улица сжимается, и тени домов прижимают его к земле. Он чувствовал слабость и тошноту. Цветок в его руках потемнел и сжался, словно горящая бумага. Тейто упал на холодные камни, едва очутившись на другой улице. Он судорожно вдыхал в себя воздух, задыхаясь от слёз, что сдерживал. Он падал в чёрную пустоту. В чёрную-чёрную, безграничную пустоту... Снова.
…Он очнулся в одном из гостиничных номеров. Он не мог рассмотреть ничего. Он видел лишь кусочек ночного неба за окном. Глазам было больно смотреть. Он дотронулся до своего лица, мокрого от слёз. Он был один.
- Фрау? - тихо позвал Тейто, пытаясь рассмотреть комнату. Предметы постепенно приобретали серые очертания. Чёрная тень Фрау отделилась от стены. Он подошёл к окну и распахнул шторы, впустив в комнату бледный свет уличного фонаря. Тейто приподнялся, откинув одеяло, и сел на кровати спрятав лицо в ладонях.
- Микаге жив. Я видел его, - тихо заговорил Тейто. Его голос хрипел и дрожал. Тейто сжимал край одеяла, пытаясь справиться с эмоциями. - Жив... Как я и хотел, он живёт новой жизнью, с людьми, которых любит... И не помнит меня. Он не узнал меня. К счастью, он больше никогда не пострадает из-за меня... Он будет...другим Микаге. Он будет счастлив, правда? Правда ведь?! - голос Тейто сорвался на крик. Но он почувствовал, как что-то пытается вскарабкаться по ткани его рубашки. Бурупья отчаянно смотрел на него своими огромными глазами и звал... Тейто ошеломлённо смотрел на него, почему-то страшась протянуть руку.
- Это был сон, Тейто, - спокойно сказал Фрау. - Просто сон.
Фрау присел на край кровати и посмотрел на Тейто. Кляйн попытался увернуться, но крепкие руки епископа уложили его на кровать. Фрау не давал Тейто подняться, прижав одеяло.
- Так ты снова станешь лёгкой добычей для Кор, - сказал Фрау. - Успокойся. Засыпай. Я никуда не уйду. Я буду охранять твой сон. Не бойся. Хочешь, я тебе спою. Всё хорошо.
Когда Тейто всё же заснул снова, повернув лицо к Микаге, свернувшемуся клубочком на подушке, Фрау поднялся. Подойдя к окну, он закурил. По стеклу бежали капли дождя, сверкнувшие на секунду в огне зажигалки, и потухшие вновь, как злые красные глаза, наблюдающие из черноты.

--------------------------------------------------------------------------------

0

6

Название: О значениях
Бета: отсутствует
Жанр: для виньетки фанфик великоват... джен, романс, флафф(?), драбл(??) (нужное подчеркнуть)
Персонажи: Тейто, Фрау
Рейтинг: G
Предупреждения: POV Тейто, POV Фрау. В итоге возможен ООС
От автора: просто я их так люблю. Все замечания приветствуются. Все претензии - музе. Остальное - мне.
Для всех других абитуриентов он был "епископом Фрау". Я же называл его просто по имени, не придавая этому особого значения. "Почему ты не добавляешь "епископ"?" - спросил Хакурен. И, правда, почему?
Епископы Кастор и Лабрадор постоянно посмеивались над тем, как в очередной раз мы с Фрау сталкивались в словесном поединке, и неизменно победившим оказывался "тупископ". Да, наверно это и вправду выглядело забавно: мои раздражённые выкрики, лишь подтверждающие его насмешливые высказывания по поводу моего роста и возраста; или отчаянные брыкания, когда я пытался вырваться из стальной хватки его рук. Но мои уши горели, а сердце бешено колотилось - я был абсолютно бессилен.

О, милостивый Боже! Я никогда не устану подшучивать над ним и наблюдать за его неменяющейся реакцией. Открыть порно журнал в его присутствии стоит хотя бы ради его возмущённых воплей. Его фразы и жесты были все предугаданы мною с закрытыми глазами. "Извращенец!" Так кричать, кажется, может только он. Да разве он не самый очаровательный "чёртов малец"?

В конце - концов, я привык ко всем его шуточкам и извращённым замашкам. Право слово, меня это даже пугает: как я докатился до того, что к поступкам подобного рода стал относиться как к должному или самому собой разумеющемуся.
Но я всё ещё не знал его, не понимал и так и не научился сдерживать болезненные спазмы в груди в те моменты, когда насмешливый тон его голоса менялся и он называл меня по имени.

Тейто Кляйн. Впервые он произнёс своё имя с такой болью, горечью, так словно оно было причиной всех его бед. Казалось, что он с радостью отказался бы он него, переродился бы другим человеком или и вовсе лёг прахом под землю. Глупый мальчишка, он совсем не ценил свою жизнь и не понимал её значения. Он был просто "чёртовым мальцом" не способным на какие-либо решения и поступки, что были необходимы. Он всё жалел себя, жалел Микаге и страдал с таким остервенением, словно бы это могло стать искуплением за его существование. Но он всё же продолжал жить, он всё же нашёл в себе силы. Он, наконец, закричал: "Я не малец! Я Тейто Кляйн!" И я восторжествовал.

Мне не хватит слов, мне целой жизни не хватит для того, чтобы выразить свою благодарность всем тем людям, что помогали и помогают мне. Всё же не существует равносильной цены, которую можно было выплатить за доброту.

Все его мысли написаны на его лице. Его можно читать как открытую книгу. Все его тревоги, переживания, все те чувства, что он отчаянно пытается скрыть. Постоянно приходится подбадривать, трепать волосы, класть руку на плечо, говорить что-то утешающее. Был бы девчонкой, выплакался, и всё бы было проще. И хотя он действительно повзрослел, его привычка в первую очередь волноваться о других, полностью искоренившая жалость к самому себе, приносила так же кучу проблем.

Я знаю: Фрау совсем не думает о себе. Я постоянно приношу ему неприятности. Он беспокоится обо мне, а я никак не могу снять с него эту ношу. Начиная с самой нашей встречи и по сей день я так и не нашёл способа для нас обоих помочь друг другу. Теперь мы и расстаться не можем. Оставаясь рядом, мы продолжаем мучить друг друга, поклявшись, что станем бороться с судьбой вместе - это единственный род отношений, к которому в итоге мы сумели прийти.

Он упрям. Я успел хорошо изучить эту его черту характера, одной из особенностей которой является стремление к самобичеванию. Он приносит другим проблемы, мешает им, словно бы, жить, значит должен уйти. Что другие по этому поводу думают, он при этом в расчёт не берёт и постоянно именно к такому выводу приходит. Что за удивительный вид эгоизма! О, он наверняка попытался бы сбежать от меня, забыв про ошейник, подчинившись так злому року. Но как раз кстати нам встретился Капелла. Хороший мальчик. Тейто многое понял благодаря ему. За это и я говорю ему "Спасибо".

Когда я смотрю на смеющихся Фрау и Капеллу, я счастлив. Мне хочется жить тогда, хотя я понимаю, что являюсь угрозой для их них. И что бы там не говорил Фрау, я не могу перестать думать так.

"Ты же Бог! Великий и ужасный Зехель! Сделай же ты, наконец, хоть что-нибудь! Ты не можешь спасти даже одну, но самую дорогую для тебя душу! Да кого ты вообще можешь спасти!? Соберись, тряпка!" Я повторял себе эти слова всё чаще. Чёрт! Такими темпами я вскоре последую за Бастиеном. И мои ночные вылазки всё труднее мне прерывать... Но его взволнованный, преданный взгляд лучшая награда. И в ответ на очередную насмешку он уже не пытается опровергать свои чувства. "Да! Волнуюсь я о тебе, дубина! Но чёрта с два я признаюсь, что люблю тебя!" Я всё же стал дорог для него. Он ко мне относится, как... Как к кому?

И всё-таки когда это произошло? Когда его образ успел поселиться в моём сознании, где раньше жили лишь Отец и Микаге? Когда его голос стал роднее собственного? Когда я разучился засыпать, не ощущая его рядом? Кем он стал для меня?

Впрочем, это не важно. Пока он рядом ничто иное в целом мире не имеет для меня более значения. Я не позволю никому забрать его у меня.

Я не хотел этого. Не хотел любить и быть любимым, ведь урок прошлого был слишком суров. Но я решил, что стану сильнее. Я изменюсь ради того, чтобы быть способным защитить дорогих мне людей. Я буду иметь право думать о Фрау.

Ну вот. У него опять то возбуждённо-упрямое выражение лица. Таким оно бывает, когда он думает о чём-то возвышенном, вроде всеобщего спасения. Он такой милый. Похоже, что я навеки останусь лишь призраком, попавшим в ловушку его изумрудных встревоженных глаз.

0

7

Название: Счастье
Автор: Nisara Amaya
Бета: нет
Пейринг: Кастор/Лабрадор
Рейтинг: PG
Жанр: романс
Размер: мини
Дискламер: Не мое!!! Но так хочется… тТ Подарите Лабрадора, а???
Предупреждения:
1. Автор писать не умел и не будет!!! Учтите! Но, до жути хотелось))
2. НАСКОЛЬКО БОЛЬШИМИ БУКВАМИ НАПИСАТЬ, ЧТО ЭТО – ООС???!!! Ну, и АУ тоже.
3. Чешир будет терпелив ко всем тапкам – он с Ашером, ему ничего не страшно)
Размещение: Вряд ли кому-то понадобится эта ересь… Но если вдруг… Меня хоть спросите)))
Обычное утро обычного дня было обычным ровно до завтрака. До того момента, как в голову Тейто пришла безумная идея пойти в город.
- Надоело уже в четырех стенах сидеть! – заявил он за завтраком и, не обращая внимания на подавившегося от такого объявления Фрау, с надеждой посмотрел на Кастора и Лабрадора. – Давайте сходим в город!
- Отчего бы не сходить, - мягко улыбнулся Лабрадор. – Я за.
- На сегодня ничего не намечалось, так что… - протянул кукольник.
Фрау взяли за компанию. Все трое понимали, что оставлять неугомонного блондина в церкви без присмотра – себе дороже. Хакурен отказался, сославшись на приближающийся экзамен. Потому решено было пойти вчетвером. Затем был спор насчет того, в каком виде идти. Победили Тейто и Лабрадор, которые были за то, чтобы пойти не как люди церкви, тобишь в обычной одежде, не церковной. На том и порешили.
- Хакурен, точно не хочешь с нами? – обернулся к другу Тейто.
- Нет, спасибо. Экзамен на носу. Учти, я его за тебя сдавать не буду!
- Учту!
Встретившись на крыльце церкви, компания из трех епископов и ученика двинулась в город.
В отличие от троих своих спутников, одевшихся не броско, Фрау, воспринявший все это в штыки, видимо решил привлечь всеобщее внимание своим видом. Рваные светлые джинсы, черная безрукавка под горло, неизменный серебряный крест на шее и сигарета в зубах. Не заметить его было невозможно. Или все дело выло в выражении лица: «Как же вы меня достали. Кто сунется – прирежу особо садистским методом»?
У остальных вид был более спокойный, можно сказать доброжелательный – церковь надоела до чертиков.
А в городе была обычная для горожан и такая непривычная для жителей церкви суета. Солнце еще полностью не вступило в свои права, и потому жары не было – самое время для прогулок. Побродив между домами, четверка вышла к рынку. Вот здесь-то и начиналось все самое интересное. Кто-то может спросить: «Что интересного в том, чтобы бродить по рынку?» Но это было действительно весело. Краем уха слушая разговоры товарок, посмеиваться над сплетнями, практически с боем отваживать настойчивых зазывал. Даже Фрау, до того ходивший чернее тучи и огрызавшийся на всякие попытки с ним заговорить, похоже отошел. Начал привычно подшучивать, беззлобно издеваться и, как обычно, ругаться с Тейто.
- Ребята, я сейчас, - окликнув спутников, Лабрадор упорхнул к цветочной лавке.
- Чего это он? Вроде столько цветников проходили, - протянул Тейто, наблюдая, как альбинос разговаривает о чем-то с девушкой-продавщицей.
- Да у него тут знакомая работает, - даже не взглянув в ту сторону, ответил Фрау, что-то высматривая в веренице лавок. Издав победный клич, блондин схватил Тейто за руку. – Пошли!
- Фрау! Пусти!
- Идем, покажу что-то. Эй, Кастор, мы на площадь!
- Ага, - бросил кукольник, не отрывая взгляд от Лабрадора. – Мы позже подойдем.
Он не понимал себя. Вроде великий Фест, Бог Смерти, а сейчас, смотря на то, как цветочник разговаривал с этой девушкой, улыбался ей своей нежной, чуть грустной улыбкой, такой родной, - он ревновал, как последний влюбленный мальчишка. И это было, по меньшей мере, странно. Непривычно. Хотелось схватить этого несносного мальчишку с его мягкой, понимающей улыбочкой и запереть где-нибудь. В таком месте, чтобы никто, кроме него не нашел. Чтоб улыбался он только ему.
Кастор помотал головой, отгоняя непрошенные мысли. Сложно сказать, когда он стал так относиться к Лабрадору. Считать его своим. Наверно, еще с первой встречи. Фест прикрыл глаза и улыбнулся, вспоминая.
Это было еще в школе. Тогда, он был еще дерзким мальчишкой и доказывал свое право на превосходство. Но нравилось это далеко не каждому. Вот так и в этом случае. Не понравилось. Одногруппники решили доказать, что не такой уж он и сильный. И доказали. Победить одного, пусть даже и с такой силой, как у Кастора, группой – оказалось сущим пустяком. А вот очнулся Кастор уже не на улице. В светлой, заставленной разнообразными цветами, комнате. Чужой. И лечил его странный мальчик с белыми волосами, нежными сиреневыми глазами и такой же нежной улыбкой на губах. С тех пор – они были вместе. И Кастор побеждал. Всегда. Для него. А потом появился Фрау. Но, к счастью, все осталось как прежде, может чуточку веселей. К счастью. А действительно ли, к счастью..?
Кастор резко открыл глаза. Да, от таких мыслей и до депрессии не далеко. Кукольник подошел к беседующим Лабрадору и девушке.
- Привет, Ли, - Фест улыбнулся краем губ.
- Привет, - девушка вгляделась в его глаза и усмехнулась. Кастор вздрогнул. В этом мире были только три человека, которые беспрепятственно могли его читать. К сожалению, Ли была одной из них. – Слушай, Лаб! Там в лавке цветок один. Я хочу, чтобы ты на него посмотрел.
- Хорошо.
Парень зашел в лавку. А девушка тем временем подтолкнула кукольника вслед за ним.
- Ли?
- Дурак что ли? Иди давай!
Фест проскользнул следом за Лабрадором.
- Это же… - потрясенно выдохнул цветочник, глядя на заветный цветок.
Кастор глянул ему через плечо и усмехнулся. На столике перед ними стоял букет обычных ландышей. Откуда взялись ландыши посреди лета, можно было не спрашивать. Ответа все равно получить. Даже у падших ангелов должны быть свои маленькие секреты.
Вокруг талии Лабрадора, все еще заворожено смотрящего на цветы, обвились руки Феста, а шеи коснулись горячие губы.
- Кастор? – альбинос слегка повернул голову. Горящие алые глаза встретились с ласковыми нежно-сиреневыми.
- Ты – мой, - хриплый выдох в шею, заставивший Лабрадора вздрогнуть всем телом.
- Да, - едва слышно, невесомо.
И нельзя уже ближе, когда вот так, глаза в глаза, губы в губы. Зарывшись носом в волосы любимого, Кастор вдохнул до боли знакомый цветочный запах.
- Идем?
- Да.
Действительно. Как в детстве.
Ли улыбнулась, увидев выходящих из лавки парней.
- Ну что, будем прощаться? Заходите как-нибудь.
- Непременно, - кивнул Кастор, обнимая альбиноса за талию и увлекая прочь от лавки.
Дойдя до площади, епископы застали там просто удивительную картину. Весело смеясь, что не свойственно для них обоих, по площади носились Фрау и Тейто и… гоняли голубей. Посмотрев на все это дело, Кастор и Лабрадор пришли к выводу, что гоняют они скорее не голубей, а друг друга.
- Я мигом, - шепнул цветочник и куда-то ушел. К облегчению Феста, вернулся он довольно быстро, неся в руках, кто бы подумал, пакет с семечками.
- Лабрадор?
- Надо разнимать их, пока всю площадь не разнесли.
Епископ вышел на середину площади – аккурат туда, где носились эти двое.
- Тейто!
Паренек обернулся на голос и, увидев неподалеку Лабрадора, подошел к нему.
- Тейто, ты голубей когда-нибудь кормил? – пряча смешинки во взгляде за ресницами, поинтересовался альбинос. И, дождавшись отрицательного ответа, продолжил. – Смотри.
Глядя на все это, Кастор вдруг улыбнулся. Сейчас, смотря на то, как Тейто в компании его любимого кормит с рук птиц, на безуспешные попытки Фрау помешать им в этом, по средству спугивания голубей, на искрящиеся весельем глаза всех троих, он чувствовал себя… Да, это слово великолепно подходит. Он чувствовал себя счастливым.

--------------------------------------------------------------------------------

0

8

Так...Сейчас я буду лютовать хDD
Очень прошу Вас всё же добавить к первому фанфику шапку.

Автор: La Trapera
Название: Тёплый.
Пейринг: намёк на Фрау/Тейто
Жанр: флафф,романс.
Рейтинг: PG
Примечание: действие происходит после 33 главы манги,ночью.

Вообще,по хорошему,когда стоит пометка "размещение-только с разрешения автора" следует это самое разрешение спрашивать.Ну или как минимум указывать авторство.
Иначе это можно назвать оооочень нехорошим словом^^

0


Вы здесь » Игра по аниме 07-Ghost » Новый форум » Фанфики по 07-ghost


Cоздать форум на 0pk.ru, cоздать форум анимешный на AniHub.ru, cоздать форум ролевой на Rolka.su © 2007–2014 «Quadro.Boards» LLC